Calendar Thursday, July 29, 2021
Text size
   

Последние статьи (Гос.право)

Опросы

Авторизация




 

До свиданья, Дядя Стёпа!

Печать E-mail
08.06.2011 г.
До свиданья, Дядя Стёпа
 
 

Третий десяток лет полным ходом идут в нашей стране «демократические» реформы. Распространились они и на правоохранительные органы.

Некоторые работники правоохранительных органов глубоко осознали рыночный принцип «невидимой руки» – о том, что действуя исключительно в своих интересах, они служат и общему благу. Правда, значительная часть общества ретроградно с этим не согласилась, и назвала такое явление «коррупцией».

Появилось и много других недовольных. Справедливость требований многих из них очевидна. Стала необходимой реформа в этой сфере.

Тем не менее, полностью милиция не переродилась. Инерция советской народной милиции в ней осталась – и отдельные милиционеры, и целые подразделения остались служить народу, даже за копейки. У нас в Ставрополе на автовокзале висят памятные фотографии милиционеров – Михаила Елагина и Николая Знаменского, погибших при проверке документов у двоих уроженцев КЧР. Спустя шесть лет злодея, который убил также своего брата и двух женщин, случайно оказавшихся рядом, нашли. Ему был вынесен приговор и назначено наказание – пожизненное заключение. У милиционеров остались семьи, дети. Вечная вам память, наши защитники! Мы о вас помним!

Конечно, с чисто формально-юридической точки зрения, название полиция было более актуально для нашей страны уже годов с 60-х ХХ века – когда милицию стали формировать по специальному набору, а офицеров – готовить в отдельных учебных заведениях. Это и есть полиция – специально подготовленная государством структура, при которой и рядовых служащих, и офицеров готовят специфическим образом.

Но Советская власть не случайно не отказалась от этого названия. Изначально большевики указывали на необходимость расформирования полиции и введения милиции именно по классовым соображениям: полицейские – за эксплуататоров, милиция (народное ополчение, в переводе) – за народ. Соответственно, советская милиция – за советский народ!

Очень долго так и было. Тем, кто не верит не только нам, но и сериалу «Место встречи изменить нельзя», советую сравнить криминальную статистику США и СССР, СССР 70-х и РФ 90-х.

Великий советский поэт Сергей Владимирович Михалков на этом фоне блестяще выполнил «социальный заказ» – создание положительного образа советского милиционера. Цитировать его бессмертные строки мы здесь смысла не видим: кто читал – и сам помнит, кто нет – сходит в библиотеку или погуглит.

И вот так в массовом сознании появился дядя Стёпа – честный, добрый, гуманный, но одновременно непримиримый и принципиальный по отношению к правонарушителям советский милиционер-супергерой. Слова «супергерой» мы тогда не знали, но мы, советские дети, будем помнить дядю Стёпу.

Когда одному из редакторов сайта «ПолитПраво» было года четыре (оба мы – 1980 г. рождения), мама перед поездкой из села в Ставрополь говорила: «Мы с тобой выучили, как тебя зовут, когда ты родился, как зовут папу и маму полностью, полный адрес. Если потеряешься, не плачь и не бегай взад-вперёд, увидишь дядю-милиционера – подойди к нему, всё это скажи и от него не отходи – тогда тебя никто не обидит, и мы тебя найдём». Вот так советские граждане доверяли своей милиции.

Не скажем, что любому современному милиционеру (простите, полицейскому) нельзя доверить потерявшегося ребёнка. Мы уверены, что многие из них, если маленькому человеку будет угрожать опасность, станут защищать его «до последней капли крови», но...

Но времена, к сожалению, постепенно менялись. Один из нас был свидетелем произнесения фразы пожилым преподавателем милицейского вуза (!) о том, что когда он видит патруль, переходит на другую сторону улицы.

Слова «менты» и «мусора», которые в советские времена имели хождение только в кругах блатной общественности, стали общеупотребимыми. С ужасом мы слушали, как «ментами» милиционеры стали называть сами себя, а ведь раньше они считали это оскорблением. Характерно, что вместо «Наша служба и опасна, и трудна…» многие милиционеры стали подпевать Кругу и «Лесоповалу». Ещё пример – перед нами лежит номер «Открытой газеты» № 17 (458), 4 – 11 мая 2011 г. На с. 28 напечатан мерзейший анекдот про «мента». На этом фоне забавны сетования «Открытой» на «ментовский беспредел» и прочее. Видимо её журналистам неочевидно, что если называешь и считаешь милиционеров ментами, то странно требовать, что они вели себя как-то иначе.

Не будем дополнять перечень обид, нанесённых народу «ментами». И так понятно, что чаша переполнена. Возможно, апофеозом стали преступления майора Евсюкова. Редакция ПолитПраво считает, что он заслуживает более сурового наказания и в прежние времена оно бы его настигло.

При всём при этом постоянно возникал вопрос: почему правонарушения со стороны милиционеров так рекламируются, а подвиги других милиционеров часто просто игнорируются? Что знает обыватель, любящий поматерить «неверных ментов», о тех же наших ставропольских милиционерах, погибших на автовокзале, о Мутее Закириновиче Исаеве – Герое России?

Не замечали мы и того, чтобы храбрые разоблачители «ментов» стремились встать в строй вместо убитых и раненных милиционеров и военнослужащих внутренних войск во время командировок в Чечню, Ингушетию, Дагестан. Там кто-то ОБЯЗАН воевать за вас?

Так или иначе, «дядь Стёп» в милиции становилось всё меньше. Как уже говорилось, конечно, надо было что-то делать. И выход был найден весьма нетривиальный – переименовать и переформировать любительскую ополченческую милицию в профессиональную полицию. Так, получается, победим.

Полиция, как известно, у нас присутствовала в дореволюционные времена и в период нацистской оккупации. Отношение населения к переименованию, мягко говоря, неоднозначное.

Однако ясно, что от нас уходит ещё один важный символ советской эпохи – милиция, наивно-героическим воплощением которой стал дядя Стёпа. В полицию его явно не возьмут – вряд ли этот коммуняка пройдёт переаттестацию.

И всё же мы не хотим говорить дяде Стёпе «прощай»! Мы говорим ему – «до свиданья»! Настанет день, когда на нашу землю вернётся обновлённый социализм, будет воссоздана народная милиция с дружинами, а на дежурство снова заступит дядя Стёпа! И мы сможем сказать своему малышу: «Потерялся – не бойся! Стань рядом с дядей-милиционером – и никто тебя не обидит».

 
« Еще раз об антисоветчине на Ставрополье   Жупел Сталина. Интервью с историком Ю.Н. Жуковым »