Calendar Thursday, July 29, 2021
Text size
   

Последние статьи (Гос.право)

Опросы

Авторизация




 

Памяти Ивана Семёновича Феника

Печать E-mail
17.04.2011 г.
repin_ekzamen.jpg

Памяти Ивана Семёновича Феника

Дмитрий Белявский

После публикации «Антисоветчик – это комплимент?» захотелось о ком-нибудь написать что-нибудь хорошее. В последнее время как раз часто добрым словом, хоть и запоздало, вспоминал Ивана Семёновича Феника – моего школьного учителя истории.

Я учился в средней школе №1 г. Новопавловска Кировского района Ставропольского края. В год, когда я её закончил (1997-й) она называлась Новопавловская муниципальная школа-гимназия № 1. Сейчас – муниципальное образовательное учреждение «Гимназия №1 города Новопавловска». Одно обнаруженное мной упоминание об Иване Семёновиче в Интернете – на странице как раз моей бывшей школы. Это сведения о том, что он был её первым директором. Ознакомиться можно здесь. Школе за это спасибо.

На всякий случай привожу размещённые там биографические данные. Я полагаю, что Иван Семёнович заслуживает того, чтобы его помнили, как минимум, не менее Ксении Собчак.

Первый директор – Иван Семенович Феник (1973-1987г.г.) Отличник народного просвещения РСФСР, награжден орденом «Трудового Красного Знамени».

А вот, что произошло в годы его директорства.

1975 год – создана ученическая производственная бригады им. П. Корчагина. Первым бригадиром, которой была Роменская Е.Н. При ученической производственной бригаде открылся лагерь труда и отдыха, который ежемесячно в летний период посещали более 80 человек. На полях УПБ выращивалась тыква из семян элитных сортов, и был заложен фруктовый сад, который и сейчас радует жителей нашего города урожаями яблок, айвы, черешни.

С 1975 года открыт музей Боевой Славы. Первый руководитель школьного музея Шиманский В.П.. В музее действует четыре экспозиции:

-     Хроника ВОВ 1941-45 г.г.;

-     Города-герои;

-     Панно «Имя твое неизвестно, подвиг твой бессмертен»;

-     Посвящается защитникам Кавказа.

В период моей учёбы, кстати, этим музеем заведовал уже Феник, и даже доверил в нём мне, малолетнему, освещать ход Сталинградской битвы. Стыдно, конечно, вспоминать уровень выступления, который не остался для моего учителя незамеченным.

Иван Семёнович вёл у меня историю, насколько я помню, с 5 по 9 класс. Он рассказывал нам, что воевал не только в Великую Отечественную, но и в советско-финскую войну, которую финны называют Зимней [1]. За это, ему, как и другим нашим воинам-защитникам, низкий поклон и вечная память.

Но важно не только это. Иван Семёнович прожил нелёгкую жизнь, значительная часть которой пришлась на очень суровые времена. И он её прожил честно и достойно, как и положено коммунисту. Как я уже упоминал, он был первым директором моей школы и очень многое сделал для её развития. Об этом свидетельствуют вышеприведённые факты, хоть и очень скупые. Когда же он занял должность, из которой некоторые директора школ в девяностые-нулевые извлекли неплохую административную ренту, Иван Семёнович все оставшиеся силы и здоровье потратил на школу, а не наоборот. Перестав быть директором, он (видимо, из-за некомплектности учителей и не оставляющего его чувства долга), уже будучи на пенсии, продолжал преподавать историю.

В этом качестве он, думаю, запомнился не только мне, но и многим одноклассникам своим кондовым сталинизмом. Он настолько рьяно придерживался официальной точки зрения советской пропаганды, что был для нас, тогдашней школоты, довольно забавен, особенно на фоне тогдашнего (лихие девяностые) поливания помоями советской истории и особенно истории Великой Отечественной.

Несмотря на то, что по телевизору он смотрел непрерывные антисоветские передачи и читал Резуна (и комментировал нам всё это), новым «победителям» Феник не уступал ничего: СССР был прав в конфликте с Финляндией; Гитлер напал внезапно; ленд-лиз был очень важен, но решающей роли не сыграл; Жуков не был мясником; Сталин был гениальным руководителем и т.д. Не соглашаясь теперь в некоторых вопросах с Иваном Семёновичем (все-таки, советская пропаганда иногда и врала, как и любая другая официальная пропаганда), я не могу не согласиться с ним в главном – наш народ, наше государство и наша армия тогда готовились, а затем победили в тяжелейшей борьбе смертельного врага. А ведь были моменты, когда 90 процентов из 100 были за наше поражение – в тяжелые дни лета и осени 1941-го.

Советский солдат не изменил своей армии и стране – Иван Семёнович и более чем 45 лет спустя продолжал воевать в условиях круговой обороны.

Принципиально здесь то, что Иван Семёнович продолжал отстаивать эту линию в ситуации тотального оплёвывания советской трактовки Великой войны нашей истории. Никакой свободы слова в эти, так любимые «уникальными журналистскими коллективами», годы на самом деле не было: свобода слова означала безальтернативное «срывание покровов» со священной для нас памяти.

Также нас – тогдашнюю школоту, впечатляла явная, даже на фоне в целом небогатого Новопавловска, бедность Ивана Семёновича: затёртый портфель, ботинки, «просящие каши», блестящая от долгой носки одежда, сшитая явно по советским лекалам. Тогдашних нас (к сожалению, и меня) веселил нищеброд-сталинист, продолжавший упрямо гнуть свою линию, сохраняющий верность своим давно погибшим партии и государству.

Когда люди так хранят верность любимым, ими восхищаются, пишут романы и песни. Когда человек так хранит верность своим идеалам, над ним, если политическая ситуация неблагоприятна, смеются.

Это особенно впечатляло на фоне ветеранов, которые с экранов телевизоров невозбранно сожалели о своём участии в войне на стороне СОВКА: Астафьев, Окуждава, Солженицын и т.д.

Тогда недостаточно ценил своего учителя истории и я. Однако же, случаи, за которые мне теперь очень стыдно, вспомню лишь в одном отношении – что мне стыдно. Простите меня, Иван Семёнович!

В семье, к сожалению, у него было благополучно не всё. Умирал Феник, по рассказам новопавловцев, тяжело и в полной нищете. Я думаю, что он не заслужил такой участи и чувствую в этом часть и своей вины. Простите нас, Иван Семёнович!

Вечная память!

 

 

 

 

1. Для политических оппонентов и просто дюже бдительных – пояснение. Документальных подтверждений и иных вещественных доказательств этим фактам у меня нет. В архивах я действительно не копался. Однако ветеранский статус Феника в Новопавловске (это даже в те времена – очень небольшой город, где все друг друга знают) никем никогда не оспаривался, да и вряд ли можно было извлечь большие блага из факта своего участия в финской войне. Материальное положение Ивана Семёновича, к сожалению, это подтверждало.

 
« Памяти Команданте   С Днём пограничника! 95 лет пограничной охране РСФСР »